О Барселоне и Каталонии

Каталония, Испания, Барселона

Сегодня берега Коста Брава и Коста Дорада едва ли не самые оживленные и популярные средиземноморские летние курорты. Лазурный берег и венецианское Лидо дороги и шикарны. Там, конечно, можно найти не слишком разорительные для кошелька варианты, но так как жизнь на этих курортах рассчитана на миллионеров, то созерцание роскоши яхт, недоступных ресторанов и игорных домов может и раздражать.

Виареджо и Лигурия слегка перенаселены. В Южной Италии, Сицилии и Южной Испании жарко, они для любителей резкости. Каталония же более спокойна — лето в ней мягкое, без африканской избыточности. Каталония довольно молодая курортная зона. Испанский миф в европейской культуре в основном связан с Севильей — родиной Кармен — и Южной Испанией, где Альгамбра, Кордова, Гранада. В XIX веке испанская монархия была мало гостеприимна: суровые католические нравы народа не слишком способствовали вольному туристическому отдыху. Лишь в начале прошлого столетия, в эпоху «ар нуво», столь пышно украсившего Барселону шедеврами Гауди, отношение к праздным гулякам иностранной речи изменилось к лучшему.

В это время в Испании, и в Каталонии особенно, наблюдалось оживление художественной жизни, либерализация нравов и экономический подъем. Это пора юности великих испанцев XX века, проводивших время в ставших потом всемирно знаменитыми кабачках Барселоны: Пабло Пикассо, Хуана Гриса, Сальвадора Дали, Луиса Бунюэля, Хуана Миро, Гарсиа Лорки. Они вернули испанской культуре ее значение, утраченное со времени Франсиско Гойи. Весь XIX век Испания жила лишь прошлым. Хотя Испания и не участвовала ни в одной из мировых войн, что безусловно положительно сказалось на ее экономике, гражданская война 30-х годов и последовавшая диктатура генерала Франко приостановили это бурное развитие.

Пикассо, например, ни разу в Испанию не приехал, только Дали, как всегда хулигански эпатажный, примирился с генералом Франко, вернулся в родную Каталонию и обосновался в маленьком городке Фигерас. Где сегодня находится музей, — одно из самых посещаемых мест в Каталонии. Новое оживление началось в 60-е годы. Франкистскую диктатуру разъедала коррозия, испанцы чувствовали себя все свободнее, поэтому гораздо спокойнее и увереннее почувствовали себя и туристы. Поездка в Испанию перестала быть экзотикой в хемингуэевском смысле, но не потеряла прелести новизны. Испания тогда была относительно дешева. Ее еще не оккупировали буржуазные семейства, как Италию и Лазурный берег, и на Пиренеи хлынул поток студенческой молодежи поколения хиппи и революции в Латинском квартале. Они заново открыли Испанию, а затем, к началу 80-х, когда Испания уже полностью либерализовалась и вошла в Европейское сообщество, оказалось, что в Европе существует очень богатая, интересная и сильная страна, остальному континенту почти неизвестная. И тут началось самое настоящее помешательство на Испании. В Мадриде и Барселоне набирала обороты «мовида», новый стиль жизни испанской богемы, воспетой в фильмах Альмадовара. Опьянев от свободы, испанская молодежь не вылезала из праздников, обскакав Париж, Лондон и Рим. Альмадовар для Испании 80-х стал тем же, что Феллини «Сладкой жизни» для Италии. Острое смешение стиля панк, католической любви к религиозному кичу и страстной аристократической своеобразие этой жизни. Испанская традиционность оказалась замечательной приправой для постмодернового сознания, и вся международная богема ринулась в Мадрид и Барселону. В это же время начинается повальное сумасшествие по поводу фламенко.

Во всех ночных нью-йоркских и лондонских клубах англосаксы стали неуклюже выделывать фигуры этого танца. Все стали пить только «риоху» — не очень дорогое, но очень хорошее испанское вино, есть «паэлу» — рис на особой сковородке со всякой всячиной и гоняться за знаменитой, невероятной, божественной испанской копченой ветчиной — «хамон», ценящейся чуть ли не на вес золота и сегодня ставшей такой же гордостью нации, как Дон Кихот или «Менины» Веласкеса. Каталония и Барселона во всем этом играют особую роль. Испания вообще разнообразна. Между Каталонией, Андалусией, Кастилией и Страной басков различия громадны. В то же время история перемешала культуры этих провинций, и, не потеряв своего своеобразия, они обогатились друг от друга. Каталония вообще имеет свой язык, свои традиции, свою литературу, свою политику и время от времени желает отделиться от Испании под тем предлогом, что она культурнее, богаче и образованнее, чем какая-нибудь Галисия или Эстремадура. В этом смысле Каталония и Барселона для Испании то же, что Милан и Лигурия для Италии.

История Каталонии уходит в античность. Здесь жили колонии древних греков, затем пришли карфагеняне. Греческая классика смешалась с североафриканским духом. Около 200 года до новой эры Каталонию захватили римляне, и она стала процветающей провинцией, счастливо избежавшей гражданских войн и варварских нашествий. Таррагона со своими замечательными античными руинами — прекрасная возможность насладиться классической древностью во время отдыха на Коста Дорада. В начале V века варварское племя визиготов основало свой двор в Барселоне. Королевство визиготов было одним из самых мощных и спокойных из всех возникших в то время на обломках великой империи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *